Infinity Blood

Объявление

ВНИМАНИЕ! На этом форуме не возбраняется описание нетрадиционных (однополых, короче говоря) отношений. В общем, для того форум и предназначен. Может упоминаться насилие, инцест, убийство и т.п. Если данная тематика вызывает у вас отвращение, то советуем покинуть форум.
С уважением, Администрация



Игра мертва, но память о ней будет храниться вечно.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Infinity Blood » Центральная улица » Главная улица


Главная улица

Сообщений 1 страница 30 из 40

1

Одна из самых широких, светлых и чистых улиц города. Вдоль нее расположено множество магазинчиков и кафе.

увеличить

2

Джим открыл глаза. Он лежал на земле, как раздавленный жук. Парень вдохнул полной грудью и ощутил запах бензина, свежей выпечки и дерьма, которое перебивало все другие запахи. Вот, дерьмо! - ругнулся Джим, обтирая руку об асфальт. - Это что? Ад?
Парень встал и только теперь ощутил легкую боль в ноге. Он посмотрел на бедро и недовольно сконфузился. Отлично! Теперь еще стекло в ноге! Это однозначно не мой день. Это ад! – во второй раз подумал Джим. Он вытащил осколок и поднес к глазам. На стеклышке остались капли его крови, совсем свежей.
Джим отшвырнул стекло, осмотрел свой жалкий вид и побрел по ночной, безлюдной улице. Куда я иду? – спросил себя парень, не пытаясь себе даже ответить.
Руки в карманах, а в плеере, надрываясь, орет The Used. Он куда-то направился, сам не зная куда, не понимая зачем…

3

Все плыло перед глазами. Джим тяжело вздохнул и рухнул на колени. Ноги больше не держали и отказывались идти дальше. Слезы выступили на его глазах. Что мне делать? Куда идти дальше?-спрашивал себя парень-Я никому не нужен...я один...за что-он всхлипнул.
-За что?-Джим кричал что есть мочи. Его не волновало, что на него смотрят другие и качают головой. Джим чувствовал солоноватый вкус слез и слизал их с обветренных губ. Пустота...-подумал парень-А чего ты ожидал? Ты уже давно должен был привыкнуть к этому.

4

>>>>> Улицы
Руки в карманах, а на шее тяжело висит кулон. Зар-р-раза. Давно бы снял и выкинул, только вот жалко так. Он со мной все время, с того момента, как я попал в Силен. И, есть все основания предполагать, что он был со мной и до этого поворотного мига.
Челка падает на глаза. Я сдул ее и нетерпеливо осмотрелся. Вот тебе раз! Главная улица, так ее разэтак! Не туда свернул. Ох, балбес ты, Тим, натуральный балбес. Думаешь слишком много. Хотя это редко случается – как раз когда кольнуться хочется, а денег нет. Забавно так, занимаешь себя глупыми мыслишками, и о наркоте не думается. Или, опять же, в «Солнце». Особенно когда клиенты неудачные попадаются. Ладно бы, просто страшные – на таких глаза можно закрывать. Так нет же! Они еще и скупердяи, хрен от них положенных денег допросишься, а уж о чаевых можно забыть. Уууу, твари поганые. Сил на них нет. Хотя, вру: силы-то есть, чтобы их ублажать всячески, иначе хозяйка по шее даст, выгонит и лишит постоянного дохода, потом скули под дверью, просись обратно – и не факт еще, что простит и обратно возьмет. Силы есть. А вот злости не хватает.
Конечно, если вдруг прижмет, и хозяйка уволит – можно будет баянить на улицах. Вроде как проститутки на свободном выпасе. Ха, шутканул я что ли? Дожили: Тим – великий шутник. Нет, сегодня я явно не в духе, особенно если учесть мое прекраснейшее пробуждение. Да ну вас всех на фиг.
Я надулся, нахмурился, опустил голову, глядя в землю. И сам не заметил, как на кого-то напоролся.

5

Мгновением позже на плечо Джимми неуверенно ложится чья-то рука и тут же отдергивается. Молодой парень в джинсовом костюме неуверенно мнется, пытаясь подобрать слова. Потом вздыхает и говорит:
- Вам помочь? - и тут же быстро добавляет. - Вы и правда вставайте, земля холодновата, чтобы сидеть...
Парень запинается и утыкается взглядом в собственные ботинки, напряженно пытаясь вспомнить, есть ли где-то поблизости его товарищи-полицейские. И тут же с недоумением оглядывается на еще одного прохожего, который, видимо, имеет привычку ходить не глядя по сторонам.

6

Подняв глаза от дороги, я тупо уставился в спину, на которую наткнулся. Ну все, братец-волк. Попался. Это же коп!
Однако, к моему счастью, удача сегодня на моей стороне – это мерзкое отродье было занято чем-то другим, да настолько, что на меня не обратило внимания. Чем я, собственно, и воспользовался, быстренько смывшись.
Да, да, да, я не в ладах с законом, только он об этом не знает (и слава богу). Они же запрещают наркотики и главный источник моих доходов – битвы. Так что я, мягко говоря, копов недолюбливаю. Кровососы и паразиты, да не в обиду вампирам будет сказано. Треклятые твари. Уууу.
Мда. Что-то расхотелось мне в бордель идти, а надо. Может, пока просто пошляться по улицам? А что, вполне ничего идейка. Плюс один. Нет, лучше сразу – плюс пять. За догадливость, и за то, что это я придумал. Вот так-то.
Губы едва-едва расплываются в улыбке, но он тут же уходит с лица – опять руку тянет. Надо уколоться. Надо-надо-надо… нет, скорее – должен. Чтобы не сдохнуть на этой до противного чистенькой улице.
Сворачиваю в переулок, а по нему – на ночные улицы

7

Джим почувствовал чью-то руку на плече и мгновенно обернулся. Слезы все еще стояли в его глазах, но он разобрал по смутным очертаниям, что это был коп. Сначала Джимми почувствовал страх. Что случилось? Я ничего не делал...Я просто...сижу на земле и рыдаю...-от последних мыслей парню лучше не сделалось. Джим встал, украдкой посмотрел на мужчину, потом на себя (жалкий вид) и всхлипнул, но уже не от жалости к самому себе. Ему стало легче и чуть-чуть теплее на душе:Я не один, мне помогут! Хотя бы и коп.... Теперь Джим немного успокоился и слегка дрожашим голосом ответил:
-Спасибо. Можно мне пойти с вами? Мне больше некуда идти!

8

Молодой полицейский смутился и торопливо согласился:
- Конечно-конечно! Собственно, это я и хотел предложить... Да и ногу перевязать надо, - добавил он, бросив взгляд на окровавленную штанину Джимми. - Идти можете?
Он не дожидаясь ответа подхватил Джимми под руку и аккуратно помог ему встать.

9

Сумеречный Мост>>>>>
Перейдя мост, я обернулся, в последний раз взглянув на поля и луга, и шагнул в город. Ночь, тишина, волшебные огни, странные конструкции, бесшумно или с ревом минующие меня… Все это меня не слишком пугало: мало ли что могли изобрести маги. Я уже и удивляться устал их причудам. Вместо того, чтобы кричать о ереси и нарушении заповедей, как когда-то пыталась делать церковь, лучше принять все как есть. Так жить и проще, и веселее.
Босые ноги жжет прохладой каменная дорога, и это не очень приятно. Холод камня не сравнить с мягкой, воистину нежной мягкостью предутренний росы на траве, которая тоже охлаждает ноги, но так ласково, любяще… А какой от нее запах…
Задумавшись, я не заметил порожка и спотыкнулся, неловко взмахнув руками и практически чуть не свалившись на землю. Но, что странно, удержался, будто меня кто за шиворот поймал. Инстинкты Льессы, ведь когда-то это было лично ее тело, а я вот за столько лет никак не могу привыкнуть. Впрочем, это вполне понятно. И достаточно печально, к сожалению.
Я вздохнул, смахнув с глаз упрямо падающую челку. Неплохо было бы вырезать посох, чтобы Льессе было проще идти, – подумалось мне. Однако исполнить мысль не получилось: вокруг не было ни одного дикого дерева с достаточно толстыми ветками, а тоненькие молодые деревца не хотелось губить, до ужаса не хотелось. Пришлось отказаться от заманчивой идеи, хотя Льессе, безусловно, посох пришелся бы по душе. Но, что поделаешь…
Я философски пожал плечами и опять немного растерянно улыбнулся. Уж чему – не знаю. Наверное, мыслям о сестре.

Отредактировано Льесса/Ирвин (2007-04-07 19:03:24)

10

Джим повис на мужчине. Он смутился, но не мог этого не сделать. От напоминания о ране, в ноге с новой силой возобновились боли, от чего парень поморщился.
-Смогу.-отозвался Джимми, все еще сомневаясь в своих словах.
Только бы побыстрее. Я устал, хочу есть и прилечь! А дальше делайте со мной что хотите...все равно-парень посмотрел на незнакомца, ожидая его дальнейших действий.

11

- Ну тогда пошли, - пробормотал молодой человек, обхватывая Джимми за пояс и закидывая его руку себе на плечо.
И повел в участок. >>>

12

Пляж >>>

Льесса/Ирвин

Влажная рубашка липнет к спине, но это почему-то не вызывает вполне ожидаемого раздражения. Может быть, потому, что положительные эмоции пересиливают отрицательные? Дьявол их знает, да и какая, в сущности, разница?..
Губы растянула довольная улыбка, я провел ладонью по волосам, пытаясь придать им хоть какое-то подобие порядка, хотя и понимал бесполезность этих попыток. Зато теперь мог с чувством выполненного долга оставить все как есть.
Кажется дождик собирается, - ухмыльнулся внутренний голос. Я с интересом посмотрел в небо, хотя и так прекрасно помнил, что там сейчас можно увидеть. А мысли-то как разбегаются... Впрочем, такое их поведение вполне объяснимо, даже, скажем так, причина очевидна, и эта причина точно так же растерянно шлепает сейчас по улицам, хоть и в другом направлении...
Улыбка стала мечтательной. Я рассеянно скользнул взглядом по лицам редких прохожих. Скука, усталость, озабоченность, вдохновение - обычный набор чувств для этого времени суток. И такая вот растерянно-нежная улыбка - тоже ничего особенного, если не принимать во внимание остальные детали облика этого человека. Человека? Не совсем, но близко...
И медленно теплеет металлическая пластинка за пазухой...
Я остановился - резко, как будто налетев на стену. И, пожалуй, впервые за всю ночь по-настоящему вспомнил про работу.
Кажется, мне не придется возвращаться в участок с пустыми руками. Хотя в буквальном смысле нести новичка на руках вряд ли придется.
Я скользнул глазами по молодому лицу и натолкнулся на ответный взгляд. А глаза странные.
- Добрый вечер, - ляпнул я первую пришедшую в голову фразу. - Как поживаете?
- Глупее ничего не придумал?
- А кто сказал, что я пытался что-то придумать?
- Мне кажется, что ты вообще не думаешь. Никогда.
- Ну, в каждой шутке...

13

Вышагивая по улице, я, вверяясь старой привычке, с любопытством рассматривал буквально все: прохожих, улицу, высоченные дома (господи, я же таких странных и огроменных отродясь не видел!), волшебные огоньки лавок (а не бедно живут, если у каждого лавочника своя магическая подсветка) и прочую дребедень. И если деревьям-домам-дорогам было на мое любопытство откровенно наплевать, то люди недовольно морщились, отводя взгляд, или провожая меня глазами (вот чуял!), и смотрели на меня недобро так, сердито, будто я к ним в кошелек залез – каюсь, грешен, и такое раз было, оттого и знаю, какой у человеков взгляд, когда они чужую руку в карманах обнаруживают. Я же на это лишь улыбался – хотя, признаться, было несколько обидно. Я же им ничего плохого не сделал.
А если быть честным, то не все они были прямо такими злыми и нехорошими. Это я преувеличиваю, бывает у меня и такое. Некоторые улыбались в ответ; может быть, именно поэтому желание смеяться не пресекалось в корне, а лишь слегка портилось от мрачных лиц. Да, кстати. А вот и один из добродушных жителей этого города: идет, мечтательно глядя вокруг, и широко так улыбается, радостно, прямо даже скажем, счастливо. Я всмотрелся в его приятное лицо: возраст не определить на глаз (слаб я в этом), глаза темные, волосы мокрые, одет как-то странно… как и все здесь, впрочем. И тоже смотрит на меня, а потом на лице появляется удивление. Я чуть нахмурился, не переставая улыбаться: может, знает меня, виделись где… Но нет, он мне совсем не знаком, впервые вижу, я бы сказал.
– Добрый вечер, – тем временем произносит он, подходя ближе.
– Добрый, господин хороший, приятный такой, – покладисто согласился я, внимательно разглядывая черты лица незнакомца, раз уж шанс выпал.
Впечатление после осмотра осталось вполне приятным. Действительно, добрый человек. А значит, ему можно довериться. И Льессу передать с рук на руки.
И кстати, неплохо бы узнать, куда мы все-таки пришли.
– Не сочтите вопрос глупым, милсдарь, – осторожно начал я, – просто я немного заблудился, свернул, наверное, не туда. Что это за город? И… э… есть какой-нибудь уютный постоялый двор, чтобы недорого и выпивка была ничего, кормили вкусно и комнаты хорошие давали?
Я засунул руки в карманы, не зная, куда бы их деть. И тут же нащупал клочок бумаги, ту самую Льессину записку.
Ты подожди с рассветом, сестричка. Вот я тебе сейчас все устрою, уютное место найду, все улажу, и тогда принимай тело, а я посплю…

14

Не возражает, значит соображает. Или совершенно наоборот, но не это суть важно, даже если и псих - то не буйный. И... эээ... что за горот, спрашиваете?..
- Мм... - впервые за свою профессиональную деятельность не сразу нашелся я с ответом. - Знаете... насчет постоялого двора не скажу точно, а вот с квартирой легче. Может со мной пройдетесь вон до того здания, а я по дороге примерно опишу ситуацию? А там Вам ее опишут уже развернутее, так сказать... Собственно, главная проблема в том, что вопрос вовсе даже не глупый, скорее удивительно соответствует обстановке... Как Вас зовут, сударь?
Ох дьявол, Креан, вот потому ты и не терялся раньше в ответ на такие вопросы, что не выходил на работу сразу после таких... приключений. Сильно, знаешь ли, мысли туманят.

15

Мда… а что такое квартира? – подумал я, но вслух вопрос задать не решился. Раз объяснят – значит, задавать вопросы пока не надо, лучше подождать. Хотя, постойте-ка, милсдарь… а что за здание, куда вы меня провести собрались? А не ловушка ли это? Заманят сейчас куда, а потом поминай как звали…
А с другой стороны, так-то оно и лучше. Наверняка. Хоть эта длительная мерзопакость, которую принято жизнью называть, прекратится.
А может, я, как всегда, преувеличиваю, и меня просто приведут на обычный сторожевой пост, который я, по-видимому, пропустил. Документы запросят, цель визита и прочую дребедень. Что же, тоже вполне нормально. Как раз расспрошу, где тут что.
– Как Вас зовут, сударь? – тем временем спросил мой проводник.
– Ирвином, сталбыть, кличут, милсдарь, – я тепло, хотя и чуть настороженно улыбнулся, и протянул вынутую из кармана руку для пожатия. – А как Ваше имя?
Подул ветерок, и я поежился, не переставая удивляться, как ему не холодно – мокрым ходить по улице, когда практически мороз. Хотя, может, у него какая-нибудь магическая грелка в кармане. Как я понял по виду города, магией тут пользоваться не гнушаются.
И это очень, очень хорошо. Глядишь, и найдется здесь добрый маг, который сможет разъединить нас с Льессой. Вот радости-то будет!

16

Безумно хотелось по-волчьи отряхнуться, но не думаю, что господину Ирвину - ага, а руку, значит, жать привычны, так у вас и здороваются, видимо - пришелся бы по вкусу внеплановый душ в такую погоду. Поэтому я ограничился тем, что еще раз пригладил все еще ощутимо влажные волосы и улыбнулся в ответ - как можно спокойнее и дружелюбнее. Хотя со стороны это, наверное, выглядело довольно нелепо, особенно если учитывать нечто, мало похожее на прическу, на голове.
- Креан, к Вашим услугам, - представился я, пытаясь сообразить, какая линия поведения откажется сейчас уместной, а какая вызовет неприятие. Да в твом исполнении любая в ужас приводит!
Я махнул рукой и зашагал в сторону участка. Разок кинул взгляд через плечо, чтобы убедиться, что Ирвин идет за мной. Задумался. Чуть замедлил шаги и спросил:
- У Вас документы какие с собой есть?

17

– Креан, – едва слышно повторил я, продолжая растягивать губы в ухмылке. Хм… интересное какое имя. Раньше таких не встречал. Ну да что там…
Мой проводник зашагал вперед, ведя меня на этот самый охранный пост. Мои подозрения в этом только утвердились, когда Креан как бы невзначай произнес:
– А у Вас документы какие с собой есть?
Я покопался в памяти (и в сумке заодно, вдруг что-нибудь найдется), однако ничего, кроме старого, практически истлевшего разрешения на использование ружья, припомнить, да и найти ничего не мог. Обычно мы с Льессой как-то обходились без документов. Не знаю, что она придумывала, но я всегда затягивал жалостливую песню о том, из-за чего у меня нетуть бумажечек. Вот и сейчас я печально вздохнул и завел шарманку:
– Были у меня документы, были. Только вот беда недавно приключилась, – тут я жалостливо вздохнул, явно напрашиваясь на сочувствие. – Шел мимо какой-то деревни, с названием, грешное дело, запамятовал. Так вот, там, как говорится, жил кузнец. А у него пес был. Злющий, милсдарь Креан, вы не представляете, до чего противный! Все мимо него ходить боялись. А я тут, стало быть, первый раз, знать ничего не знаю, иду себе, песни насвистываю. А тут из-за забору это чудо-юдо выглядывает, глазищами сверкает, с языка слюна каплет. Я до того дня страсть как всяких животинок любил, ой, любил… – я махнул рукой. –  Вот же и с этой скотиной решил поздороваться. Протягиваю, стало быть, руку через забор, – а в руке у меня документы были, я только через заставу прошел, кузнец-то в аккурат на краю деревни жил, – животинку погладить, а тот ка-а-а-ак зарычит, да ка-а-а-а-ак за руку меня цапнет! Я, милсдарь, честно скажу, испугался чуть ли не до мокрых подштанников. Тоже подскочил, да как заору! Кузнец-то, слава Всевышнему, как раз в тот момент во двор вышел, скотинюку свою по морде треснул, тот меня и отпустил. Правда документы, зараза, все сжевал, да руку повредил, недавно только зажила, вона, шрам остался!
Я так увлекся своим повествованием, что и сам не заметил, как начал верить в него. А чтобы и Креан удостоверился в правдивости рассказа, ткнул собеседнику под нос левую руку, где на запястье едва белел шрам-полоска.
– Так что без бумажек я, только разрешение на ружье сохранилось, – я вновь вздохнул и замолк. Итак разговорился бог знает как…

18

Я шел и слушал, а шаги все замедлялись и замедлялись по ходу занимательного рассказа.
Зачем так тараторить? - обескураженно подумал я, чувствуя, что даже те несчастные тощие и заморенные мысли, которые были, принялись быстро-быстро разбегаться. - Он что, испугался? Ах черт, и правда, ну зачем обычно документы спрашивают? Чтобы проверить и все такое... И, соответственно, устроить разбирательство, если их не отказывается на месте. Логично? Логично. А ты, Креан, идиот. Проспись лучше.
Вот, именно, вот что надо сделать - сдать Ирвина на руки дежурному и пойти спать. Это будет в самый раз...

А байкой я даже заслушался, интересно стало. Я и сам приврать не дурак, но так художественно с ходу у меня никогда не получается. Пару уроков взять, что ли?
Тьфу на тебя, собака вшивая, ну куда тебе еще и уроки?
Я вздохнул, задумчиво полюбовавшись на предъявленное "вещественное доказательство", и как можно серьезнее кивнул.
- Ну и к черту Ваши документы, человек хороший, - согласился я, невольно подстраиваясь по мере возможности под манеру речи собеседника. - Здесь Вам всяко новые выдадут, хотя и не нужны они толком, если по правде. Так, для виду. А еще квартиру - дом свой, проще говоря, трехкомнатный. И денег для начала, если своих нет. Видите ли, собака Вас кусала явно не здесь, в Силене отродясь никто никаких деревень не видел, можете мне поверить. Город этот на своего рода перекрестке миров, народ у нас тут веселый и самый разнообразный собирается, людьми многих можно назвать весьма относительно, я вот оборотень...
Я сам не заметил, как привычно напряглись мышцы, и застыли мысли после ставшего, казалось бы, уже вошедшим в обычный распорядок дня признания. Все-таки на ошибках учишься, а зазубренный нож в спине тоже способствует запоминанию. Мне еще тогда повезло, что не под лопатку. А у Ирвина не нож, знаете ли, у него ружье. Хотя в этом несомненный плюс - я успею десять раз его скрутить, пока он с ним управится...
- ... в общем, тут Вам все расскажут гораздо понятнее, - поспешил закончить я, не давая вставить ему ни слова, и отступил в сторону, пропуская в гостеприимно распахнутые двери "пункта приема".

19

Креан, кажется, тоже заинтересовался моим бессовестным враньем, и я ажно загордился собой. Умею же иногда сочинить, а! Даже приятно как-то, честное слово.
Я довольно улыбнулся, но тут же спохватился и скорчил скорбную мину, дабы не выдать себя с головой. Вроде, после потери документов плакать хочется, а не смеяться, если, конечно, ты не истерик. А я не истерик. Я всегда совершенно спокоен! Вру. Опять бессовестно заливаю. Это Льесса спокойна, а не я.
– Ну и к черту Ваши документы, человек хороший, – Креан, видимо, все-таки мне поверил, иначе с чего бы это я так легко отделался. – Здесь Вам всяко новые выдадут, хотя и не нужны они толком, если по правде. Так, для виду. А еще квартиру – дом свой, проще говоря, трехкомнатный, – вот это я понимаю. Так бы сразу и сказал, а то все слова какие-то заморские: квартира, шмартира… –  И денег для начала, если своих нет. Видите ли, собака Вас кусала явно не здесь, в Силене отродясь никто никаких деревень не видел, можете мне поверить. Город этот на своего рода перекрестке миров, народ у нас тут веселый и самый разнообразный собирается, людьми многих можно назвать весьма относительно, я вот оборотень...
Он замолк и как-то сразу весь собрался, будто к прыжку приготовился. Я недоуменно уставился на мужчину, пытаясь сообразить, чего это с ним произошло…
– …в общем, тут Вам все расскажут гораздо понятнее, – неловко закончил он, распахивая передо мной дверь.
…а потом дошло-таки. Он моей реакции боялся, боялся, наверное, того, что я сейчас выхвачу ружьишко свое из-за спины да и пырну его штыком, или вовсе выстрелю. Но я, естественно, ничего подобного делать не стал. Подумаешь, оборотень. Мы и не такого повидали. Ну необычно, непонятно, супротив природы, если уж на то пошло. Ну так и что же? Он же на меня не бросается, кусаться тоже вроде не собирается. А что до необычности…
– Ну так я тоже оборотень! – преувеличено жизнерадостно сообщил я, и уже чуть тише добавил: – В своем роде, как говорится.
И, ободряюще похлопав нового знакомого по плечу, прошел в странный дом.
->>>- Полицейский участок.

20

Полицейский участок>>>>>
Джим вышел следом за полицейским и направился в неизвестном для него направлении. Он боялся и в тоже время доверял этому человеку, так как никого другого у него не было, и, возможно, не будет. Полицейский шел уверенно и быстро. Он ни разу не проверил, идет ли Джим за ним. А он шел. Шел и старался не отставать от копа. «Теперь у меня будет своя квартира, - Джимми погрузился в свои мысли, но не терял из вида своего «проводника» - свое место, где я смогу закрыться от всего мира, где меня никто не тронет, никто не найдет.…Да и искать-то некому…. Я никому не нужен…никому!» На глаза выступила слеза, но парень смахнул ее рукой и приказал себе не хныкать, как девчонка, а мужественно держаться. «Слезы ничему не помогут, только все портят! Хватит быть размазней! Надо жить, а выживать – это в прошлом…и я к этому не вернусь! Ни за что! Возможно, никогда!» Джим не особо следил за дорогой, а зря! Они прошли не одну улицу, и сворачивали в разные переулки, не проронив не слова.
Наконец, полицейский остановился и повернулся к парню.
-Пришли? – с надеждой в голосе произнес Джим.
Полицейский кивнул и сказал следовать за ним. Они вошли в подъезд. Жутко воняло сигаретным дымом, мусоркой и дохлой кошкой. Странное и совершенно неаппетитное сочетание. Джим вдохнул и глупо улыбнулся: «Теперь это лучший запах! Это мой дом!» Парень поднимался за полицейским, озираясь по сторонам, они поднялись на пятый этаж, коп остановился напротив деревянной двери, вытащил ключ и протянул Джиму. Он благодарно принял его и неуверенно вставил в замочную скважину. В замке скрипнул ключ, и дверь распахнулась. Из комнат повеяло сыростью и прохладой. Джимми повернулся к полицейскому. Они обменялись рукопожатиями, и Джим поблагодарил за помощь. Больше он с ним не увидится, хотя в жизни все может произойти!

21

Вход в игру->>>>>-  ну, понеслись!

Рауль неторопливо шёл по незнакомым улицам чужого города и понимал, что-то тут не так. Во-первых, непонятно, что это за город? Во-вторых, как он тут оказался? В-третьих, кому можно задать первые два вопроса?
Раздражал дождь. Испанец решил не рисковать и обмотал шею шарфом, который всегда таскал с собой в рюкзаке. Для полного набора «мерзких шуточек проведения» не хватало только подхватить простуду.
После решения текущей проблемы, а точнее, защиты горла; Рауль задумался, у кого можно спросить, где  он находится. Чья святая обязанность заботиться о благополучии горожан и гостей города? Стражей порядка, естественно. Дело встало за малым - найти хотя бы одного.
Мужчина подумал, что, по-хорошему, он должен был бы испытывать некоторый дискомфорт и нервозность по поводу происходящего. Однако, вместо этого им овладело раздражение. Ругая последними словами, дождь, превратности судьбы, проведение, дурацкий булыжник, об который Рауль только что споткнулся, полицейских города, которые так не во время спрятались от непогоды, снова дождь и снова проведение – певец направился вперёд по улице. Оставалось надеяться, что Фортуна не законченная стерва и она ещё улыбнётся несчастному, промокшему человеку.

22

Рауль, я к вам (=
Темный притон ->>>-
Я опаздывал – очень, очень сильно. Я бежал, тихонько поскуливая, потому что доза нужна была – хоть кровь из носу. Вены на сгибах локтей ощутимо ныли, голова трещала. Ломка, все ломка.
Немного кокса лежало в заднем кармане джинс, но, черт побери, это – неприкосновенный запас! Да, мне жутко хочется вколоть наркотик, это просто необходимо, но как, как я буду жить потом?
Бежать становится невыносимо – и я замедляю ход, просто очень быстро иду. Куда деваются все силы? Или организм пытается выжать из них хоть капельку волшебного порошка? Черт, черт, черт… как я буду работать в таком состоянии? Надо было взять отгул, меня бы поняли. Идиот, почему не подумал?! Тим, ты придурок, настоящий придурок, ты это знаешь?
В глазах темнеет – я ведь еще и не ел почти весь вчерашний день. Да и недосып плохо сказывается, чтоб его… Впереди – чей-то смутный силуэт, кто-то не испугался промозглого дождя, идет себе, никого не трогает. Везет этому «кому-то».
…Как же не вовремя! Закон подлости – камень, выбившийся из мостовой, попадает мне под ноги именно сейчас, когда мне зверски плохо, когда я так тороплюсь, когда я почти ничего не вижу перед собой, а на слух ориентироваться не могу – уши тоже заложило какой-то непробиваемой подушкой. Неловко взмахнув руками, я падаю, разбивая нос о мостовую, а оборотневые рефлексы и не думают срабатывать, задушенные ломкой. Кажется, из носа идет кровь… регенерация, конечно, срабатывает, но как-то мучительно медленно, поэтому почти неощущаемо. Сил подняться – нет. Дождь стекает по щекам, я по-прежнему почти ничего не вижу, а вены болят все сильнее…
– Помогите… – проскулил я, сам того не осознавая.
Весь мир против меня, черт подери…

Отредактировано Септимус (2007-08-17 11:58:10)

23

Ну, так это же замечательно! =)
От хулы сил небесных Рауля оторвал звук падающего тела. Испанец резко обернулся на шум. На том же проклятом богами булыжнике, что и Рауль несколько мгновений назад, споткнулся какой-то парень. Вот кому не повезло, так не повезло. Он даже не пытается подняться. Рауль потратил несколько мгновений, раздумывая помочь или нет? Тихий стон «Помогите!» - решил вопрос в пользу гуманизма и человеколюбия.
Рауль подошел, присел на корточки, потом не слишком деликатно встряхнул пострадавшего за плече:
- Эй, приятель, давай вставать. Мало приятного в луже лежать… - с этого ракурса Раулю стало видно, что при падении парень расквасил себе нос, ложа крови весьма красноречиво на это намекала. Грязно ругнувшись под нос, он попытался поднять пострадавшего.

24

so sorry, so sorry. В связи с переездом в другую страну и настройкой интернета не получилось ответить раньше.

Чьи-то руки встряхивают меня, мне что-то говорят, но слышно как-то плохо… Да и говорить совершенно неохота. И двигаться тоже. Гораздо проще лежать, не шевелясь, и просто подчиняться чужим движениям.
А лужа мокрая… – как-то отвлеченно подумал я. Искры боли пробегают по телу – и там, и тут, и здесь, огнем взрываются в разбитом носу, но мне не привыкать. Гораздо неприятнее тянущая боль в венах, а ведь она все сильнее, а ведь сил совсем нет, и я бы вот так и пролежал всю жизнь, потому что сейчас ничего не могу. А мне на работу надо, меня, черт подери, могут уволить или зарплату урезать, а этого никак нельзя, мне и так почти не хватает на дозу.
Опять кто-то меня тянет. Поднять пытается. Добрый человек какой-то все же здесь нашелся, как ни удивительно. Я машинально вцепился в чужие руки, помогая незнакомцу, потом, кажется, умудрился перехватить его воротник и, хоть как-то цепляясь за ткань, подтянуться и встать на ноги – шатаясь, по-прежнему почти ничего не видя, практически повиснув на незнакомце.
Жалкое, наверное, зрелище…

25

с новосельем.

Рауль обхватил парня за талию, чтоб тот не повторил свой полёт к матушке-земле, и не придушил, заодно, своего спасителя - шарф надёжно прописался в ладонях молодого человека. Хватит, что он уже один раз попытался, когда помогал себя поднять.
Больной он, какой-то... или наркоман... худой, как щепка, в чем только душа держится?.. Ладно, дело хозяйское... Сейчас меня больше интересует, что с ним делать? Похоже, он с трудом воспринимает окружающую действительность... Дьявол! Дернуло меня строить из себя мать Терезу. Чего с ним сейчас делать? Пффф... надо сначала найти место, где с потолка не будет так настойчиво капать, а потом узнать, куда отвести эту загадку мирозданья, - в итоге решил Рауль. Испанец поволок свою находку к фасаду здания, там, в любом случае не так мокро. Он ещё раз встряхнул несчастного, пытаясь заглянуть в глаза:
- Парень, я хочу чтобы ты сейчас очень постарался и сказал мне, куда тебя отвести, - потребовал Рауль, тем временем раздумывая, какой частью своего туалета можно пожертвовать, оттирая кровь с лица пострадавшего.

26

спасибо)))

Держит. Крепко ведь держит, упасть не дает, хоть я и пытаюсь. Тащит куда-то… и капать стало меньше. Холодно. Холодно-холодно-холодно, я сейчас банально подохну от этого холода… или от боли… или не подохну, какая разница… Не суть важно.
Мерзну-мерзну-мерзну, жутко-жутко-жутко… а рядом теплый спаситель. Раз уж взялся помогать – грей. А то загнусь. Понял? А раз понял, тогда не брыкайся, потому что я сейчас к тебе прижмусь крепко-крепко и буду греться. Точнее, уже греюсь. Теплый ты, Спаситель. Спасибо тебе.
Ты что-то говоришь? Прости зануду, не слышу. Вот понимаю, что что-то ты произносишь, гулом в ушах отдает, а в слова ну никак не складывается. Я же не виноват, честное слово… просто мне нужна доза. О! А может, у тебя она есть? Что не отвечаешь? Ах, я ж не вслух… прости, забыл…
– Доза… – выговорил я. Нечетко, неловко, словно в первый раз произнося заветное слово, с странными завывающими и умоляющими нотками в голосе. Да, но у тебя ее наверное нет.
Больше не выдержу.
Значит, прощай, неприкосновенный запас…
– В заднем кармане… – я почти скулю, – развести… в шприц… в вену вколоть… пожалуйста… мне очень надо… а то загнусь, правда, загнусь…
А дальше говорить не очень-то получается, прости. Только скулить.

27

а я вот не знаю, как разводить героин... досадный пробел в моём образовани...

Вместо ответа на вопрос, этот крепыш из Бухенвальда выдавил неразборчивое:
- Доза... -  Охренеть можно. Я подобрал наркомана в ломке... - с тоской подумал Рауль. А парень продолжил говорить, -  В заднем кармане…  развести… в шприц… в вену вколоть… пожалуйста… мне очень надо… а то загнусь, правда, загнусь… - жалобные нотки то и дело срывались в скулёж. Курс молодого бойца, блин. Развести, в шприц, в вену... А если я не умею делать уколы в вену? Что тогда? Что такое не везёт и как с этим бороться... Гадство!
Парень замолчал, издавая неразборчивые звуки.
- Эй! Эй!! Слушай, вернись в семью! Не могу же я прямо тут тебе дозу колоть! - Рауль снова встряхнул парня. - Держись тебе говорят! - Дьявол! Почему когда мне надо, эта грёбаная способность личить никогда не работает? - в бессильной злости подумал испанец, оглядываясь по сторонам в поисках подходящей подворотни, куда можно будет затащить несчастного.
Выбор пал на переулок между каким-то магазином с красочной вывеской и кафешкой.
- Чёрте что происходит в моей жизни... - он поудобнее обхватил парня, потащил его в переулок, подальше от любопытных глаз, буде таковые объявятся,  и всё-таки обратился к нему, не особо надеясь, что тот его услышит, - Приятель, не вздумай двинуть коней мне тут. Мне совершенно ни к чему ещё тёплый труп на руках...

28

Ничего))) я тоже, честно говоря, не обучен)))

Снова что-то говорит, снова куда-то тащит. В голосе – ободряющие нотки, но с долей паники. Ну помоги же мне, чего тебе стоит, а?
Вслепую отпускаю воротник (или что это там у него) доброго незнакомца и цепляюсь руками за его шею. Вот, теперь удобнее – еще и носом можно уткнуться в теплый воротник, так еще лучше.
Видишь, я стараюсь. Ноги пытаюсь переставлять. И ты не подведи. Ну вколи мне героина, а. Можешь даже не дезинфицировать, у меня регенерация повышенная, всю заразу убьет. Только побыстрее, а я тебе потом как-нибудь отплачу, честно-честно. Веришь? А ты верь, я правду говорю.
Кажется, он попытался отцепить меня от себя, что-то сказать, но я лишь крепче прижимался к добренькому дяденьке.
– Я пока держусь, – все-таки сказал я – даже почти нормально. – Но лучше бы побыстрее. Проще будет без дезинфекции, просто разведи с водой, с любой, хоть из лужи, со мной ничего не будет. Только скорее, пожалуйста…

Отредактировано Септимус (2007-08-23 20:36:02)

29

за технические неточности в технологии применения дурманящих веществ ногами не пинать. Пишу основываясь на досужих домыслах...

- Нос не болит тыкаться в шарф? Он же у тебя разбит... - пробормотал Рауль, когда парень прижался к нему.
Он заметил остов какого-то крыльца, видимо, раньше это был чёрный ход, однако, сейчас дверь была забита досками, козырёк в нескольких местах проржавел, зато имелись две ступеньки, на которых было сухо. Рауль уселся вместе со своей находкой, потому как надежды отцепить его от себя не было. Тяжело вздохнул, и занялся поисками наркотика. Искомый пакетик обнаружился в правом кармане.
Теперь нужна вода, верно? И что-то в чём можно развести зелье... А потом надо подогреть полученую хрень или нет? Хм... надо было внимательнее по сторонам смотреть... - размышлял испанец, разглядывая пакет. С ещё одним тяжелым вздохом он обратился к спутнику:
- Говоришь, любая вода подойдёт? Ну, смотри... - он заметил какую-то плошку, в которую собралась дождевая вода. - Теперь в твоих же интересах взять себя в руки и следить, чтобы я правильно всё сделал. Если что-то буду делать не так - поправь меня. И наконец, отпусти мой шарф...

30

Последние слова я все-таки смог услышать и судорожно кивнул, пытаясь сфокусировать взгляд. Вроде, получилось немного – и то хорошо.
Мимолетно скользнул взглядом по лицу добровольного спасителя. Хорошее такое лицо, породистое, в чем-то даже красивое. Брови нахмурил, думает о чем-то… в руках вертит пакетик с героином, мое-мое-мое, вколи же, ну скорее…
Шарф я не отпустил. Просто ослабил хватку, но цепляться за парня продолжал – чтобы не свалиться. Нос потихоньку восстанавливался, хорошо…
Парень чего-то ждал. Ух, собаки… ну что же так долго, а?
– Дай сюда! – все-таки я не выдержал, дернул пакет у него из рук. Близость желанной дозы придала сил, я дернул один из кулонов на шее – он оказался полым с обратной стороны, – зачерпнул им воды из любезно предоставленной породистым плошки, трясущимися руками схватил другой кулон – с встроенной зажигалкой, бросил его, высыпал белый порошок в воду, потом все-таки удосужился хоть чуть-чуть прогреть смесь. Осторожно поставил драгоценный кулон на землю, раскрыл шприц, набрал в него жидкость, стащил с руки цепь, затянул ее выше локтя и протянул шприц незнакомцу.
– Коли. Ничего сложного в этом нет
Голос срывался от предвкушения.


Вы здесь » Infinity Blood » Центральная улица » Главная улица